Загрузка страницы

Основная информация

Дата опубликования: 08 февраля 2011г.
Номер документа: В201105570
Текущая редакция: 1
Статус нормативности: Нормативный
Принявший орган: СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ
Раздел на сайте: Судебная практика
Тип документа: Определения

Бесплатная консультация

У вас есть вопросы по содержанию или применению нормативно-правового акта, закона, решения суда? Наша команда юристов готова дать бесплатную консультацию. Звоните по телефонам:
Федеральный номер (звонок бесплатный): 8 (800) 555-67-55 доб. 732
Москва и Московская область: 8 (499) 350-55-06 доб. 192
Санкт-Петербург и Ленинградская область: 8 (812) 309-06-71 доб. 749

Текущая редакция документа



В201105570

В201105570

ОПУБЛИКОВАНО:

БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ, 24.10.2011, N 11, СТР. 1, (Извлечение)

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

08.02.2011 N 5-В10-88

НЕСОБЛЮДЕНИЕ СУДОМ ТРЕБОВАНИЙ ГРАЖДАНСКОГО

ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ПРАВОМОЧИЯХ ЛИЦ,

УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ, ЛИШАЕТ ИХ ПРАВА НА СПРАВЕДЛИВОЕ

И ОБЪЕКТИВНОЕ РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА

(Извлечение)

М. обратилась в суд с иском к ООО "Центр-Гарантия" о признании недействительным договора пожизненной ренты, заключенного 23 декабря 2005 г. между Б. и ООО "Центр-Гарантия", сославшись на то, что на момент заключения сделки Б. находилась в таком состоянии, что не могла понимать значения своих действий или руководить ими, в связи с чем сделка является недействительной на основании ст. 177 ГПК РФ.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, У. просил признать недействительными завещание Б. на имя М. от 19 апреля 2001 г. и договор пожизненной ренты, заключенный 23 декабря 2005 г. между Б. и ООО "Центр-Гарантия", также ссылаясь на то, что в момент совершения этих сделок Б. находилась в таком состоянии, когда не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Решением Лефортовского районного суда г. Москвы от 15 сентября 2009 г., оставленным без изменения определением Московского городского суда от 11 марта 2010 г., в удовлетворении иска М., У. к ООО "Центр-Гарантия" о признании недействительным договора пожизненной ренты, заключенного 23 декабря 2005 г. между Б. и ООО "Центр-Гарантия", и применении последствий недействительности сделки отказано.

В надзорной жалобе М. ставился вопрос об отмене указанных судебных постановлений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 8 февраля 2011 г. надзорную жалобу удовлетворила, указав следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм процессуального права были допущены судами первой и второй инстанций.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из того, что М. и У. не представили доказательства того, что в момент заключения договора пожизненной ренты Б. не была способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Судом установлено, что Б., являясь собственницей однокомнатной квартиры, 22 июня 1993 г. составила завещание в пользу У.

19 апреля 2001 г. Б. составила завещание на все свое имущество, которое ко дню ее смерти окажется ей принадлежащим, в пользу М.

23 декабря 2005 г. Б. заключила с ООО "Центр-Гарантия" договор пожизненной ренты, по условиям которого получатель ренты (Б.) передает принадлежащую ей квартиру плательщику ренты (ООО "Центр-Гарантия"). Кроме того, плательщик ренты обязуется выплачивать Б. на содержание ежемесячно определенную денежную сумму и сохранять ей бесплатное пожизненное проживание и пользование квартирой.

В силу п. 1 ст. 177 ГПК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (чч. 1-4 ст. 67 ГПК РФ).

Из материалов дела следует, что согласно заключению комиссии судебно-психиатрических экспертов от 25 февраля 2009 г. к моменту подписания договора ренты 23 декабря 2005 г. Б. страдала неуточненным психическим расстройством, обусловленным дисфункцией головного мозга в связи с сосудистыми заболеваниями. Однако, как следует из указанного выше заключения, поскольку сосудистые расстройства отличаются волнообразным течением, периоды ухудшения психического состояния могут возникать на фоне утяжеления соматического и неврологического состояния, после кратковременных нарушений мозгового кровообращения, а также под влиянием совокупности неблагоприятных психогенных факторов, постольку в интересующий суд период 23 декабря 2005 г. решить вопрос о способности Б. понимать значение своих действий и руководить ими не представляется возможным.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ).

Из материалов дела видно, что Б. на момент совершения сделки было 92 года, она перенесла черепно-мозговую травму, инсульт, в 2003 году ей была установлена I группа инвалидности. Б. страдала атеросклерозом, ишемической болезнью сердца, стенокардией, недостаточностью кровообращения, гипертонической болезнью в последней стадии, у нее имелись заболевания органов зрения и слуха, в 2005-2006 годах в связи с ухудшением здоровья она находилась на стационарном лечении в неврологическом отделении.

По показаниям свидетеля по делу, являвшегося лечащим врачом, у Б. было высокое давление, она плохо слышала и видела, жаловалась на головокружение, у нее была сбивчивая речь, имелось много заболеваний, которые могли привести к неадекватности поведения.

Согласно показаниям врача-невролога отделения, допрошенной в качестве свидетеля, у Б. было нарушение памяти, снижение интеллектуального мышления, ей было тяжело адекватно оценивать ситуацию.

В соответствии с показаниями свидетеля А. Б. часто забывала события, была малограмотным человеком, в связи с чем разговоры с ней велись на обыденные темы, были периоды, когда она не узнавала знакомых ей людей, входную дверь Б. самостоятельно открыть не могла.

Согласно показаниям свидетеля В. в декабре 2005 г. состояние здоровья Б. было плохое, она говорила несвязно, была слепой и глуховатой.

При вынесении решения суд указал, что Б. являлась пожилым человеком, страдала различными заболеваниями, однако не привел мотивы, по которым пришел к выводу о том, что вышеназванные показания не свидетельствуют о том, что в момент подписания договора пожизненной ренты от 23 декабря 2005 г. Б. не понимала характера своих действий и не могла руководить ими.

Также суд не указал, по каким основаниям он отдал предпочтение не другим доказательствам, а письменным объяснениям нотариуса, привлеченного в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, показавшей, что у нее в момент подписания договора не возникло сомнений в дееспособности Б.

Таким образом, суд существенно нарушил требования ГПК РФ к содержанию решения суда (ч. 4 ст. 198).

Согласно ч. 1 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, имеют право представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам, заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств.

В соответствии с ч. 1 ст. 57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Между тем определением от 31 марта 2009 г. суд отказал как в удовлетворении ходатайств представителей М. о назначении дополнительной экспертизы, сославшись на то, что выводы экспертов являются достаточными, так и в истребовании дополнительных медицинских документов о состоянии здоровья Б. на момент заключения договора пожизненной ренты.

При таких обстоятельствах истец в нарушение изложенных выше норм ГК РФ был лишен возможности представить дополнительные доказательства в подтверждение оснований своих исковых требований.

Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данные конституционные принципы закреплены и в ст. 12 ГПК РФ. Они предполагают наличие одинакового объема процессуальных прав сторон в гражданском деле.

Принимая во внимание названные конституционные принципы судопроизводства, а также нормы ст. 57 ГПК РФ о предоставлении сторонами доказательств, на основе которых в силу положений ст. 55 ГПК РФ суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, Судебная коллегия пришла к выводу, что в настоящем деле были существенно нарушены процессуальные права М. на представление доказательств в подтверждение заявленных исковых требований, что противоречит принципам состязательности и равноправия сторон в гражданском процессе.

Кроме того, согласно ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Названное конституционное право предполагает конкретные гарантии, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Несоблюдение судом требований гражданского процессуального законодательства о правомочиях лиц, участвующих в деле, лишает их права на справедливое и объективное рассмотрение дела.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

[введено: 15.12.2011 редактор НЦПИ - Булыгина А.В.]

[проверено: 12.01.2012 редактор НЦПИ - Гудочкин Р.А.]

Дополнительные сведения

Государственные публикаторы: БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ № 11 от 24.10.2011 Стр. 1
Рубрики правового классификатора: 030.140.020 Наследование по завещанию, 180.040.010 Общие положения

Вопрос юристу

Поделитесь ссылкой на эту страницу:

Новые публикации

Статьи и обзоры

Материалы под редакцией наших юристов
Обзор

Все новые законы федерального уровня вступают в силу только после публикации в СМИ. Составляем список первоисточников.

Читать
Статья

Объясняем простым языком, что такое Конституция, для чего она применяется и какие функции она исполняет в жизни государства и общества.

Читать
Обзор

Что означает термин «нормативно-правовой акт» или НПА? Разбираемся в классификации, отличиях, разделении по юридической силе.

Читать